Технология интервью

Впрочем, часто это и не маска, а манера, отражающая истинную суть журналиста. Однако, среди многообразия потенциальных собеседников журналиста есть и такие, которым этот журналист чем-то неприятен. Ему должно быть комфортно в предложенной роли, а журналисту важно не ошибиться… Хотя в большинстве случаев журналист нуждается в информации, которой обладает собеседник, и вовсе не собирается с ним спорить о чем бы то ни было…

Помогает переменить мнение о том, что барьеры между ним и журналистом слишком высоки и непреодолимы. А журналист изначально обязан, «заранее благодарен». Даже если с такой маской сочетаются повышенная любознательность, и, в общем-то, лестное для собеседника-эксперта, признание своей «полной некомпетентности».

Ссылки журналиста на собственное бессилие дают определенный «перевес» в сторону собеседника, возвышают его в собственных глазах

Пожалуй, каждому журналисту приходилось изображать «вдумчивого слушателя», «непонятливого собеседника». Необходимый уровень как-то устанавливается в начале беседы, с первых вопросов, но затем может меняться, в том числе и по прихоти, а, вернее, игровому расчету интервьюера.

Вопрос психологической совместимости журналиста с партнером — один из важнейших. И некоторая льстивость, вовремя и к месту, весьма обоснована с профессиональной точки зрения: иногда надо во что бы то ни стало всколыхнуть, взбодрить собеседника.

Она очень помогает собеседнику выпутаться из рассуждений и, наконец, сформулировать то, что никак не вытанцовывается, хотя и витает в воздухе. Стимулом, помогающим собеседнику укрепить веру в себя, выступает прием: повторение «урока». Журналист кратко пересказывает, повторяет то, что сказал партнер, давая тому возможность убедиться, что он правильно понят, подчеркивая ценность его мыслей, демонстрируя свою внимательность. В разговоре между собеседниками существует определенная степень конкуренции.

И я не вижу в этом ничего унизительного, — говорит Урмас Отт, —Это моменты, неизбежные в профессии…» Журналист не только не обижается, но и подыгрывает

Прежде чем подробнее рассмотреть, как именно эти способности могут проявляться, еще раз подчеркнем их зависимость от «стержня» личности конкретного журналиста.

Отвечая на вопросы инициативного собеседника, второй подыгрывает первому. В процессе общения роли могут меняться. Можно предложить и иную ситуацию: спора или «фехтования», как бы предлагая померятся силами в остроумии, мгновенности реакций на радость публике. Чем умнее собеседник, тем более он ощущает фальшь, сближение или расхождение позиций, с какой к нему обращаются и с какой он отвечает.

Слушатель»— самая естественная маска. Впрочем, в нее тоже «играют», если нет искренней заинтересованности — ее изображают. Еще один игровой оттенок того же плана — «юный друг»: маска полной неопытности, наивности, готовности восхищаться умом и блеском собеседника, и, опять-таки, безудержная лесть… Близка к такой роли и маска: «третейский судья». Гораздо хуже в глазах собеседника выглядит «надменный журналист».

Отличительная черта этой маски — постоянное подчеркивание журналистом своего безразличия к обсуждаемому предмету

Порой и бестактности по отношению к собеседнику. Редко, когда стоит подчеркивать свою объективность, надев маску функционера, — человека, которому, в общем-то, все равно, но вот, послали на задание, и надо его выполнить… Почувствовав свою значительность, глядишь, интервьюируемый и захочет говорить, хотя бы движимый желанием облагодетельствовать бедного журналиста… Иногда репортер решает собеседника ошеломить, работая «накатом вопросов» — кратких и колких.

Импульсивность, энергичная мимика, громкий голос иногда, действительно, вызывают положительный эффект, например, уважение собеседника к энергии и деловитости журналиста.

Не укоряя всем своим видом за путаный ответ, сослаться на собственное непонимание, «тупость» и просить пояснить… Использовать «маску простодушия» («Вы, видимо, имеете в виду…»). Заканчивая фразу за собеседника (из которой он никак не выпутается), демонстрировать при этом радость понимания, «радость ученичества».

Обязан ли журналист проявлять свое «я» в разговоре, зная, что это может плохо повлиять на исход беседы? Например, употребляя лесть, журналисты часто пытаются выровнять настроение собеседника, укрепить его уверенность в себе… Важна собранность журналиста. Ведь речь идет о том, что, журналист, грубо говоря, должен понравиться своему собеседнику. В зависимости от того, как журналист определил характер и причину неудовлетворительного хода беседы, он может прибегнуть к различным способам, чтобы исправить положение.